Янв
2018

Подходы европейского союза к проблеме привлечения специальных служб стран-членов к борьбе с терроризмом часть 2

Характер взаимодействия стран-членов ЕС в рамках функционирования указанных структур сводился в основном к обмену имеющейся информацией на двустороннем уровне и проведение различных семинаров, встреч. Общие рекомендации, которые принимались на них, в основном были загальнодекларативного содержания и касались, как правило, ситуационных вопросов, возникавших в различных регионах мира. Процесс сотрудничества спецслужб стран-членов ЕС вступил некоторого оживления после событий 11 сентября 2001 года. В частности, руководящими органами ЕС был принят ряд решений относительно осуществления усиленного сотрудничества в рамках Евросоюза в так называемой разведывательной * сфере. С этой целью по инициативе Верховного представителя Евросоюза был основан Центр оценки ситуаций для обмена развединформацией между основными спецслужбами стран-членов организации. В декабре 2003 года на очередном саммите ЕС в Брюсселе было принято Европейскую стратегию безопасности, где впервые терроризм был включен в перечень основных угроз для безопасности Союза. Однако, каких-либо конкретных шагов в направлении образования специальных органов ЕС, к компетенции которых входила бы разработка общей концепции использования спецслужб стран-членов Союза в борьбе с терроризмом и координация их деятельности, сделано не было. Формат их взаимодействия оставался без существенных изменений. Более того, как отмечали европейские политологи, с точки зрения правовых институтов, в рамках ЕС так и не было создано эффективного общего механизма борьбы с терроризмом.
гражданство мальты за инвестиции
Вопрос о необходимости кардинального улучшения взаимодействия приобрело особую актуальность только в марте 2004 года, после реализации ряда террористических актов в Мадриде. Впервые за все время существования Евросоюза на повестку дня были вынесены не только задачи организации и осуществления более глубокого сотрудничества спецслужб Евросоюза, но и создание в перспективе в рамках ЕС наднациональных разведывательных структур, а также — выработка единой концепции деятельности спецслужб как элемента общей европейской политики в области обороны и безопасности. В частности уже 19 марта 2004 года на требование ФРГ в экстренном порядке было проведено Совет министров ЮВС, где обсуждены основные возможные меры по противодействию терроризму. По выражению министра внутренних дел Франции Саркози, который принимал участие в работе Совета, «принцип создания оперативной структуры по обмену информацией» был зафиксирован Советом ЮВС. Согласно предложению премьер-министра Бельгии Ги Верхофстадта руководством Ирландии, которая в то время председательствовала в ЕС, было принято решение о включении вопроса противодействия терроризму в повестку дня на саммите ЕС (25-26 марта 2004 ., г... Брюссель) с целью анализа эффективности мер безопасности, принятых в ЕС после событий 11 сентября 2001 года в США, а также обсуждение предложений по их усиления в связи с терактами в Мадриде. Г. Верхофстадт высказался за необходимость создания, по аналогии с ЦРУ США, общеевропейского разведывательного центра, к которому будет поступать вся оперативная информация, полученная спецслужбами и полицией стран ЕС. Необходимо отметить, что вынесению указанных вопросов для обсуждения как на высших ступенях руководства ЕС, так и на уровне ведущих европейских политологов, в сфере деятельности спецслужб предшествовало глубокое научное и аналитическое исследование указанной проблематики, основывалось на анализе оперативной обстановки и политических реалий на территории Евросоюза, опыте специальных служб на национальных уровнях, прогнозировании возможных сценариев развития террористической активности в мире. Несмотря на достаточно скептическую оценку возможностей существенного углубления сотрудничества спецслужб европейских государств со стороны отдельных политиков и представителей собственно специальных служб, основным выводом специалистов было то, что в условиях расцвета террористической активности же тенденция к более тесному сотрудничеству спецслужб и в перспективе выработки единой разведывательной политики ЕС объективной и плодотворной, причем эта задача является необходимым и реальным. Наряду с этим, активного обсуждения приобрела предложение Высокого представителя ЕС по вопросам единой внешней политики и политики безопасности Х. Салан, который предложил участникам саммита учредить должность Европейского координатора по антитеррористической деятельности, главной задачей которого будет разработка единой стратегии защиты населения стран Евросоюза от террористических угроз. 25-26 марта 2004 года Европейский советом по результатам саммита ЕС был принят ряд документов программного характера: Декларация о борьбе с терроризмом, Стратегические цели Европейского союза в борьбе против терроризма (обновленный План действий) и т. Д. Среди основных мероприятий, направленных на развитие существующего сотрудничества в сфере борьбы с терроризмом, Декларация предусматривает активизацию сотрудничества между Европолом, Евроюстом, разведывательными структурами стран-членов ЕС и Советом руководителей полицейских подразделений стран ЕС. Приоритетное значение будет предоставлено дальнейшей разработке законодательства по недопущению финансирования терроризма и обмена информацией по вопросам его финансирования. Одним из главных практических последствий заседание Европейского совета стало создание должности Координатора по борьбе с терроризмом, на которую был назначен Джис где ИРИ (Gijs de Vries). По оценкам экспертов, введение отдельной должности вызвано, прежде всего, недостаточной эффективностью действий ЕС на наднациональном уровне в сфере борьбы с терроризмом. При этом главной задачей Д. де ИРИ станет решение «почти нереальной» проблемы налаживания взаимодействия по обмену информацией между примерно 34 «традиционно замкнутыми» национальными спецслужбами стран-членов и централизованными агентствами ЕС, в первую очередь Европолом и Евроюстом. Анализируя нововведения, некоторые аналитики указывают на отсутствие методологии для создания механизма обмена правовой и разведывательной информацией, а также скептически относятся к возможности согласовывать эти меры с соблюдением конфиденциальности (в частности, в финансовой сфере).