Май
2018

Самоуправление в городе жовкве за магдебургского права (к 400-летию со дня предоставления) часть 3

После того, как город потерял привилегии, Ян Собецкий, который одновременно был владельцем города польским королем выдал В 1693 грамм. свежий привилегию на магдебургское право. В нем отмечалось, что городу Жовкве подтверждается магдебургское право, «чтобы все дела, суды, чинши, торговля и купечество для общего блага и без ущерба для людей». Эта привилегия, в отличие от предыдущего, более четко определял полномочия и функции отдельных органов местного самоуправления. В частности, он устанавливал, что судопроизводство должно осуществляться на основе «божьего благословения и справедливости». Текущие дела рассматривал бургомистр и советники, а уголовные дела — войт и лавники. Апелляцию на решение городских судов рассматривал замковый суд. Все жители города обязывались уважать и уважать суд. Судопроизводство и управление городом должно было осуществляться исключительно по магдебургскому правом и Саксонское зерцало. Без изменений остался установленный порядок выборов советников, лавочников и др. Войт и бургомистр предназначались владельцем с учетом мнения жителей города. Трех советников и семь лавочников жители города выбирали на свободных выборах, где учитывался их жизненный опыт, квалификация и порядочность. Из них один советник и один лавник должны быть украинском. Руководители города обязывались хранить городские тайны. Правопорядок на территории города обеспечивали восемь ципакив2 и двое городских слуг. Один городской слуга помогал войту, а другой — бургомистру. На содержание Ципак и городских слуг из всех жителей города, «как христиан, так и евреев» взимался специальный налог. Ципак контролировали также правопорядок в ночное время. Они запрещали продавать спиртные напитки, играть на музыкальных инструментах и прекращали драки и гуляния. Ежеквартально жители города на призыв бургомистра должны появляться с оружием на городских стенах.
Адвокаты по арбитражным делам
В случае нападения врага они обязывались безотлагательно занимать свои места на стенах и башнях замка. Доходы города составили городские налоги и сборы, арендная плата с городских зданий и промыслов, прибыли из ярмарок и торгов. Жители города, которые проживали возле замка платили ежегодно с каждого дома один злотый пять денег, из других домов — по 18 денег. Евреи, проживавшие на еврейской улице, платили один злотый и 5 денег, а из домов, стоящих в середине этой улице — по 18 денег. Жители Львовского и Краковского пригородов платили по 18 денег, а из домов в середине пригородов — по 13 денег. Лица, которые арендовали у городских властей бани, платили по 2 злотых. Значительную часть доходов города составляло производство и продажу спиртных напитков. Так за ввоз в город «венгерских и заморских вин» за каждую бочку платили 3 злотых, а за их продажу в городе — 6 злотых. За производство пива платилось 3 злотых и 10 грошей. В 1609 году в аренду было сдано городскую пивоварню с годовой оплатой 42 злотых, из них 37 злотых шли в государственную казну, 1 злотый шел в пользу городских контролеров, а 4 злотых — советникам. Без согласия городских контролеров ни одно лицо не могло производить и продавать пиво, водку и вино. За производство и продажа некачественного хлеба применялся штраф в размере 50 гривен. На нужды города шли сборы от рыбных и мясных магазинов и ларьков, находились у городских стен. Король Я. Собеский уменьшил количество ярмарок до трех, а другой владелец, М. Радзивил, В 1742 гг. — До двух. Ярмарки продолжались в течение шести недель и доходы от них составили основную часть доходов города. Все жители города также платили ЧОПов, подымный и другие общегосударственные и городские налоги и сборы. В 1718 гг. — На нужды российских войск, находившихся в городе, было уплачено 1624 злотых, на содержание польских войск — 1474 злотых, а с учетом других расходов расходы города составили 5752 злотых. В 1760 доходы города уменьшились до 2684 злотых. Средства городского бюджета шли на ремонт ворот, дорог, мостов и на выплату зарплаты работникам органов местного самоуправления. В 1757 500 злотых было потрачено на ремонт городских ворот и на заработную плату двум парням — 500 злотых, Трубочист — 65 злотых, писарь — 80 злотых, палачу — 38 злотых, трубачу — 200 злотых и др. . Часть городского бюджета выплачивалась владельцам на их личные потребности. Так в 1614 сыну С. Жолкевскому город купил ему золотой кубок 60 злотых. Для подготовки свадьбы А. Собеского в 1652 был установлен специальный налог: владельцы домов, стоявших на рыночной площади, от 20 до 40 ден, из других домов — от 8 до 20 денег. Король мог уменьшить сумму общегосударственных налогов или освободить жителей города от их уплаты. В частности, в 1691 Я. Собеский освободил жителей города от уплаты ЧОПов и подимного налога на 8 лет в связи с большим пожаром. Правильность сбора налогов контролировала коллегия «12 мужей» и по 2 человека от каждого ремесленного цеха и 2 представителя от еврейской общины. Лица, которые собирали налоги, составляли специальную присягу и за свою работу отчитывались перед городским советом. Для бедных слоев населения при уплате налогов предусматривались льготы. Как уже упоминалось, судебные функции принадлежали войту и лавникам. Апелляционным судом решения вийтивски-лавничий судов был городской совет, заседание которого происходило дважды в неделю. После этого с апелляцией можно было обращаться к замкового суда. Судопроизводство происходило в отдельном зале, где висел «образ Страшного суда». Незначительные дела староста рассматривал единолично в присутствии писаря, который вел протокол судебного рассмотрения. В основном заседание суда проходило в случае возникновения необходимости, и этот суд назывался «гайонний нужен» суд (Indiсia necessonnia). Суд, рассматривавший правовые споры между жителями города и гостями, назывался «гайонним гостеприимным судом». О начале рассмотрения уголовных дел сообщал колокол городской ратуши. Городские вийтивски-лавничий суды применяли различные наказания в том числе выносили смертные приговоры, которые выполнял кат. В начале палача приглашали из Львова и выплачивали ему соответствующие средства. С середины XVII ст. у городе был собственный палач, который ежегодно получал 38 злотых. Смертные приговоры утверждались владельцем или его представителем. Так в 1609 было казнено разбойников — сыновей Стельмаха Щенського. В 1630 за «содомский грех» сожжено М. Семково. Наказание происходили на Краковском предместье. Во время выполнения смертных приговоров палач отрубал голову преступника, а его тело четвертовал и развешивал на сваях. В 1610 за кражу лошади были казнены через повешение В. Мельци. За убийство еврея М. Любовича были арестованы евреев Я. Буновича и И. Пасамоника. После допросов с применением пыток суд вынес обоим смертный приговор. Важнейшие дела рассматривал общий суд с участием городских лавочников, старосты и представителей собственника. Так в 1629 православный священник И. Кохоновський убил замкового служащего и это дело рассматривал городской вийтивски-лавничий суд, в заседании которого приняли участие перемышльский православный епископ и представители от жовковского старосты. После того как И. Кохоновського лишили церковного сана, суд вынес ему смертный приговор.